Search
2 декабря 2020
  • :
  • :

На село после пандемии могут переехать до трети россиян

Госпрограмма комплексного развития сельских территорий утверждена в июне 2019 года. По замыслам минсельхоза, ее реализация позволит остановить отток населения из села, улучшить там жилищные условия и улучшить соотношение доходов сельского и городского населения.

На село после пандемии могут переехать до трети россиян

В создании госпрограммы принимала участие директор института аграрных исследований НИУ ВШЭ профессор Евгения Серова. Она рассказала «РГ» о ключевых параметрах программы.

В чем принципиальные отличия этой программы от всех предыдущих, посвященных селу?

Евгения Серова: Нынешняя программа предполагает смену парадигмы, она должна сработать как рычаг для изменений на селе. Раньше программы основывались на госфинансировании: построить столько-то жилья, столько-то школ, больниц, газопровод и т.д. При таком подходе нужны были унифицированные коробочные решения, которые разрабатывались сверху. Чиновники определяли, какой территории развиваться, а какой — нет. Но когда государство за тебя определяет, имеешь ты право на развитие или нет, это непродуктивно. Одна чиновница объясняла логику государства так: ведь родители тоже определяют за ребенка, нужны ему ботинки или учебники. Такую позицию (государство — родители, а мы все — неразумные дети) нужно было ломать. Что мы и попытались сделать в новой программе.

Каким образом?

Евгения Серова: Наша программа основана на местных инициативах. То есть все предложения в ней идут не сверху, а снизу. Их может представить группа граждан (при этом необязательно сельских), муниципалитет, некоммерческая организация и бизнес. При этом у государства не возникает особых проблем с софинансированием инициатив граждан и муниципалитетов. Но чиновникам сложно было принять мысль о софинансировании инфраструктурных проектов бизнеса. У нас немало примеров, когда бизнес исключительно за свои деньги строит дороги до своих производств, жилье и интернет для своих работников и развития сельской местности. Но необходимо частно-государственное партнерство, ведь не только бизнесу необходимо развивать сельские территории. Справедливо будет, если мы, например, будем проводить газ в кооперации бизнеса и государства.

Коронавирус показал, что можно прекрасно жить и работать в сельской местности — был бы там хороший интернет

А разве сейчас нет программ, которые предполагают софинансирование государством инфраструктурных, социальных проектов?

Евгения Серова: Практически у всех ведомств -минздрав, минтранс и т.п. — есть программы, по которым предполагается строительство школ, больниц, газопроводов, в том числе в сельской местности. Но в правительстве сложилось представление, что если есть госпрограмма по развитию села, то финансироваться подобное строительство должно из нее. В новой программе подход другой: в ней заложены средства на строительство объектов, которые нужны не в перспективе, а быстро. В конце прошлого года на заседании госсовета, которое было посвящено селу, президент России четко объяснил, что доля села должна присутствовать во всех социальных программах.

Чтобы подтянуть инфраструктуру на селе, требуются колоссальные средства.

Евгения Серова: И здесь еще одно отличие новой программы. Мы постарались заложить в нее инновационные подходы к развитию сельской местности. Мы живем в ХХI веке, а применяем решения из ХХ. Газ в нашем понимании — это обязательно газопровод. И если в маленький поселок его тянуть дорого, то лучше переселим этот поселок. А нужно наоборот: императивом должно стать энергообеспечение людей из этого поселка. Мне довелось посмотреть программу борьбы с бедностью в Китае. Там повсеместно используются солнечные батареи. У нас Забайкалье — самая инсолированная территория в мире, но где у нас там солнечные батареи? Мы рассматриваем вариант только строительства дорогостоящего газопровода.

Вы верите, что программа позволит сделать жизнь селян лучше и остановить отток населения из сельской местности?

Евгения Серова: Все предыдущие программы хотели помочь людям, которые уже живут на селе. И это правильно. Но если мы хотим развивать сельскую местность, туда должна прийти «свежая кровь». Жизнь на селе нужно сделать привлекательной для тех, кто живет в городе, но по каким-то причинам хочет переехать в сельскую местность. При этом привлечь на село хорошего врача или педагога — полдела.

Есть множество профессий, для которых не важно, где работник находится территориально, не обязательно снимать дорогостоящий офис

Мы задолго до коронавируса говорили о том, что привезти в село хороших врачей и учителей сейчас, может, и получится. Но если не создать там хорошую среду, через четыре года они деградируют.

Мы уже тогда говорили о необходимости развития в сельской местности интернета, дистанционного обучения, телемедицины. Иногда нам крутили пальцем у виска. Но коронавирус на деле показал, что можно прекрасно жить и работать в сельской местности — был бы там хороший интернет, нормальные дороги и энергообеспечение. Есть множество профессий, для которых не важно, где работник находится территориально. Для него не обязательно снимать дорогостоящий офис в центре Москвы. Прошлым летом мы провели опрос трех тысяч студентов разных специальностей. Спросили, на каких условиях они поехали бы работать в деревню, помимо достойного жилья и заработной платы. На первом месте в ответах оказался интернет. И, конечно, нужно развитие инженерной и социнфраструктуры. Это и есть первоочередные задачи, которые нужно решить с помощью программы комплексного развития сельских территорий.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *